В рифму...

Пока жена плескалась в ванной,
чтоб лучше вечером уснуть,
Муж, по традиции недавней,
Решил к соседке заглянуть...
Звонок условный сиротливо
В пустой квартире прозвенел,
Разочарованный мужчина
Вернулся в комнату и сел.
Ну, а из ванной в это время,
Как шамаханская княжна,
Забот домашних скинув бремя,
Вошла законная жена:
В грозящем легкости халате,
Стройна, упруга, молода,
Красива дьявольски и, кстати,
Чиста, как горная река.
Промолвил муж, вздыхая слабо,
При виде собственной жены:
“ Была бы ты чужая баба -
-тебе бы не было цены!“

***
С лицом измученным и серым,
На белой, смятой простыне,
Как жертва бешеной холеры,
Лежит коленками к стене,
Протяжно стонет как при родах,
Трясется градусник в руках,
Вся скорбь еврейского народа
Застыла в суженных зрачках,
По волевому подбородку
Струится пенная слюна,
Он шепчет жалобно и робко:
“Как ты с детьми теперь одна???“
В квартире стихли разговоры,
Ночник горит едва-едва,
Темно... опущены все шторы…
У мужа тридцать семь и два.

***
На днях, в полтретьего утра,
Услышав от жены:
- Вставай, тебе домой пора,
Схватился за штаны.
Всего секунд за сорок пять,
Одетый у порога,
Я слышу снова:
- Марш в кровать!
Учебная тревога.

***
В одних трусах муж вышел на балкон.
Такой худющий,ребра все наружу:
"Прикрой скелет,что за фасон!
-Жена,увидев,прокричала мужу."
-"Ты, ласточка мне песенки не пой.
Пусть видят Все,пусть знает вся округа,
Как нелегко живется мне с тобой,
И как ты кормишь верного супруга!!!"
-"Ты замолчи и гонор свой уйми.
Ишь смело как на людях выступаешь.
Ты лучше уж трусы свои сними
И все поймут-за что ты голодаешь!! !"

***
Пришла домой. Поставив к стенке сумку,
Снимаю кофту, прочий реквизит,
Вдруг понимаю, что в мою квартирку
Проник без визы наглый паразит –
Всё нажитое в муках непосильных
(Три куртки, портсигара тоже три,
Магнитофоны, как в любимом фильме…)
Уже сложил в рюкзак к себе – смотри!
Но не на ту напал он. Не проходят
Со мной такие шуточки. Точняк.
Я справедлива страшно от природы –
Есть недостаток этот у меня.
Закрыла дверь. Сама решить проблему
Смогу без конвоиров и оков!
И предлагаю мирно джентельмену
Со мною переспать - и будь таков!
Потом – свобода. Никакой препоны.
Обрадовался… Мол, всегда готов!
К утру бедняга вымолвил со стоном:
«Мадам! А, может, вызовем ментов?